№ 3 (256) февраль 2003 года. / Форум

«..Предыдущая статья

Преодоление сектантского сознания.

Во вступительном слове сопредседатель секции проф. А.Л. Дворкин обрисовал сегодняшние тенденции в развитии тоталитарных сект и сектоподобных движений. Затем участники сосредоточили свое внимание на трех основных направлениях: первое — общая проблематика сектантского сознания, второе — методики противодействия сектам на информационном, юридическом, общественном уровне, а третье направление было представлено несколькими специальными докладами, посвященными вероучению, обрядам сектантов и методам их вербовки.

Сектантскому сознанию или, другими словами, сектантскому подходу к духовной жизни были посвящены доклады: «Сектантские тенденции в некоторых внутрицерковных группах» — настоятеля новосибирского собора св. блгв. кн. Александра Невского протоиерея Александра Новопашина, «Толкиен и толкиенисты» — известного публициста и апологета диакона Андрея Кураева, «Психолого-психиатрические аспекты религиозного экстремизма» — врача-психиатра Новосибирского городского психоневрологического диспансера Олега Загребаева.

Вопрос о профанации духовной жизни был поднят протоиереем Александром Новопашиным в контексте декабрьского 1998 года постановления Священного Синода о «младостарчестве». Духовная опасность этого явления в первую очередь заключается в том, что, «требуя полного послушания, незрелые духовные руководители приводят людей не к Христу, а к самим себе». Именно с такой практикой, по словам о. Александра, «связано распространение сектантского сознания внутри самой Православной Церкви». Кроме того, это явление опасно тем, что часто такие церковные группы внешне практически ничем не отличаются от нормального прихода или монастыря. «И обряды, и богослужение в них православные, и неопытному человеку бывает трудно понять, что здесь он находится в духовной опасности», — отметил о. Александр. Вместе с тем, он подробно описал те признаки, по которым можно отличить такие группы. В первую очередь всегда нужно уточнять, находится ли данный приход или монастырь в каноническом общении с Русской Православной Церковью. Кроме того, с уклонением от духовных норм церковной жизни, как правило, бывают связаны заметные странности в поведении. Вам могут, например, сказать, что настоящая благодать есть только у нас, а вся Церковь находится в обольщении и т.д. Можно столкнуться с попытками очернить в ваших глазах священноначалие и церковные авторитеты вообще, с попытками манипулировать вами, с запугиванием и вымогательством пожертвований.

«Никогда не надо забывать о том, что борьба с гордыней есть начало и конец любой духовной практики», — этой мыслью протоиерей Александр заключил свое выступление, имея в виду, что подобные явления связаны именно с этой греховной страстью.

Диакон Андрей Кураев, начав свой доклад «Толкиен и толкиенисты» с рассказа об увлечении молодежи «фэнтезийными» ролевыми играми, высказал мнение, что следует обращать внимание «толкиенистов» на то, что знаменитый автор эпической трилогии был христианином. Затем о. Андрей перешел к рассмотрению внутрицерковной полемики о взаимоотношениях церковного учения и народной культуры. Он особо отметил, что хотя с чисто вероучительных позиций Церковь обличала языческую и магическую подоплеку мифов, в рамках народной культуры она терпимо относилась к десакрализованным мифам именно как к сказкам и своего рода «детской забаве». Отец Андрей напомнил, что западные отцы Церкви, озабоченные христианизацией античной культуры, вводили в свои произведения персонажей народной мифологии, и от Толкиена, как от представителя западной традиции христианства, странно требовать догматической безупречности, не говоря уже о том, что речь идет о художественном произведении. «Считать, что волшебные сказки написаны сатанистами, — значит слишком много им отдавать», — сказал о. Андрей.

По его мнению, попытки культурно изолировать Церковь изнутри самой Церкви противоречат древней традиции. «Граница между Церковью и миром не была линией фронта, а была гранью творческого взаимодействия, по крайней мере со стороны самой Церкви». Эти тенденции о. Андрей характеризовал как весьма близкие по своему духу к сектантским. Свою позицию он подкрепил цитатами из «Обличительного слова на царя Юлиана» святителя Григория Богослова. Великий учитель Церкви в этом слове обличает Юлиана Отступника в частности в том, что тот запретил христианам получать образование в эллинских школах, пытаясь таким образом отделить их от наиболее влиятельной образованной части общества. Ссылаясь на Григория Богослова, о. Андрей подчеркнул, что, вне зависимости от того, изнутри или снаружи идет стремление к изоляции, его духовный результат всегда одинаков.

Выступление новосибирского врача-психиатра Олега Загребаева вызвало особый интерес, поскольку некоторые из сектантов были его пациентами. Докладчик отметил взаимозависимость роста психических заболеваний и сектантских движений, отметив, что одни люди попадают в секты вследствие того, что страдают психическими заболеваниями, а другие приобретают психические заболевания в результате воздействия сектантских психических практик.

По словам доктора Загребаева, «есть три кита, на которых держится религиозный экстремизм — это паранойя, истерия и зависимость».

Лидеры тоталитарных религиозных группировок, как показывает практика, часто страдают паранойей. Яркой чертой этого психического заболевания является гипертрофированная общественная активность, жажда борьбы ради борьбы. «Вся жизнь параноика — это борьба, он отдается ей без остатка. Цели, к которым он стремится, на самом деле имеют для него второстепенное значение, он может менять их в зависимости от конкретных обстоятельств». Наибольших «успехов» при этом может добиться параноик-истерик, который стремится любой ценой привлечь к себе внимание, в том числе и за счет самовозвеличивания. Естественно, что в религиозной области в этом отношении открываются широкие возможности.

Что касается третьего психического основания религиозного экстремизма — зависимости, то доктор Загребаев остановился лишь на одной ее разновидности, связанной как раз с сектантством. Эта психическая патология проявляется в стремлении переложить ответственность за принятие решений, особенно жизненно важных, на другого человека. Таким образом, больные или склонные к психическим заболеваниям люди образуют разнообразные секты или попадают в уже существующие и там печальным образом дополняют друг друга.

Из специальных докладов в этом коротком обзоре стоит упомянуть сообщение председателя Миссионерского отдела Тверской епархии священника Льва Семенова о новой секте, носящей эклектический оккультный характер, — так называемой «Системе нравственного воспитания Рувимского». Основатель этой секты, профессор-педагог Леонид Рувимский, распространяет свое учение в основном через систему государственного образования. По мнению докладчика, динамика распространения идей этого оккультного общества вызывает серьезные опасения.

«..Предыдущая статья

№ 3 (256) февраль 2003 года.


Преодоление сектантского сознания.


№ 3 (328) февраль 2006



№ 23 (348) декабрь





ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОЙ ПАТРИАРХИИ

Церковный вестник

Полное собрание сочинений и писем Н.В. Гоголя в 17 томах

 Создание и поддержка —
 проект «Епархия».


© «Церковный Вестник»

Яндекс.Метрика