№ 10 (335) май 2006 / Православный мир

«..Предыдущая статьяСледующая статья...»

Кто позаботится о русской пастве?

14 мая решением Священноначалия Русской Церкви был отправлен на покой епископ Василий (Осборн), до последнего времени управлявший Сурожской епархией. Тремя неделями раньше епископ Василий заявил о намерении покинуть Русскую Православную Церковь и перейти в Константинопольский Патриархат. От каких бы то ни было консультаций с Московским Патриархатом епископ Василий отказался. В эти дни Специальная патриаршая комиссия начинает расследование причин кризиса в епархии. Эти события болью и горечью отозвались во многих сердцах. Сурожская епархия связана с именем замечательного проповедника и богослова ХХ века митрополита Антония (Блума). Насколько закономерно такое развитие событий в созданной им епархии? Сотни тысяч русских людей сегодня постоянно живут за пределами России. Как будет устроена их церковная жизнь?

Представленные на этих страницах материалы и мнения ни в коем случае не предвосхищают и не подменяют собой выводы Специальной комиссии. Нам показалось важным представить весь спектр существующих мнений. Публикация подготовлена в ответ на многочисленные письма читателей.

 

 

Основные события в Сурожской епархии разворачивались в конце апреля — начале мая, хотя корни проблем уходят в 1990-е годы. В понедельник Светлой седмицы, 24 апреля, епископ Василий написал Святейшему Патриарху письмо, в котором попросил отпустить его в Константинопольский Патриархат: «Я с горечью вынужден просить освободить меня от канонического подчинения Московскому Патриархату...События последних нескольких лет, как до, так и после смерти митрополита Антония, в конце концов убедили меня, что епархия, созданная им в Великобритании и Ирландии, теперь должна покинуть Московский Патриархат и стать епархией Вселенского Патриархата со статусом, аналогичным статусу Экзархата приходов русской традиции с центром в Париже».

О том, в каком огромном напряжении писал это письмо епископ Василий, говорит тот факт, что он постоянно путает «я» и «мы». В начале абзаца он просит отпустить лично его, а через несколько предложений утверждает, что вся «епархия должна» покинуть Московский Патриархат. О причинах — чуть позже, восстановим для начала события последних дней.

Казалось бы, обратившись к Патриарху, следовало дождаться ответа, однако епископ Василий поступил иначе. 2 мая он разослал по епархии циркулярное письмо, в котором объявил о желании перейти в юрисдикцию Константинополя, и снова выступал не от себя лично, а от имени всей епархии.

В тот же день, не дожидаясь отпускной грамоты от Московского Патриарха, он в нарушение канонов написал Патриарху Константинопольскому с просьбой принять его в общение. Епископ Василий спешил и нервничал, все эти демарши он хотел предпринять накануне Всезарубежного Собора, который решал главный вопрос — о восстановлении единства Русской Православной Церкви. Думаю, на вопрос, почему он хотел сделать это именно накануне Собора, мы получим ответ в самое ближайшее время.

Ответ Святейшего Патриарха Московского и всея Руси последовал 7 мая. В нем звучат боль и тревога, забота и стремление понять мотивы епископа Василия: «Вы пишете, дорогой Владыка, о развитии Сурожской епархии согласно видению приснопамятного митрополита Антония. Именно такое развитие и Мы поддерживаем и благословляем. Подвигом жизни блаженнопочившего иерарха было создание многонациональной епархии, верной традиции Русской Церкви, но открытой к новым вызовам жизни в условиях Западной Европы и свободной от всякой этнической ограниченности. Под омофором Владыки Антония русские, англичане, представители иных национальностей равно ощущали себя любимыми чадами единой Церкви-Матери, которой покойный святитель был верен всегда, в том числе в самые неблагоприятные для этого времена, и сохранил эту верность даже до смерти.

Мы ожидали от Вас, Владыка, что Вы продолжите дело митрополита Антония. В этом заверял нас почивший иерарх, желая именно Вас видеть своим преемником. Это обстоятельство во многом определило решение Священного Синода о возложении на Вас обязанностей по управлению Сурожской епархией. И сами Вы неоднократно подтверждали Ваше желание продолжать дело Владыки Антония, преемственно следовать его линии и хранить ту же верность Матери-Церкви. Вам была дана возможность подтвердить эти намерения делом».

Далее Святейший Патриарх пригласил епископа Василий для личной встречи и обсуждения сложившейся ситуации. На это письмо до сих пор ответа не последовало. Более того, выяснилось, что письмо в Константинопольский Патриархат уже отправлено.

События развивались стремительно. 14 мая в лондонском соборе был зачитан Патриарший указ о смещении епископа Василия с должности управляющего Сурожской епархии и почислении его на покой. Управляющим Сурожской епархии был временно назначен епископ Корсунский Иннокентий, а для расследования сложившейся ситуации назначена специальная комиссия в составе двух архиереев и двух священников.

Какова же ситуация в Сурожской епархии? Что послужило причиной для столь беспрецедентных поступков? Действительно ли вся Сурожская епархия, как и ее управляющий, стремится покинуть Московский Патриархат?

Ссылаясь на «видение» митрополита Антония, епископ Василий утверждает: «На протяжении многих лет митрополит Антоний давал понять, что он работает на благо «местной» Православной Церкви в Великобритании. Русская традиция являлась проводником Православной веры, однако она должна была укорениться в местной культуре. Трудами митрополита Антония община, насчитывавшая в 50-х годах XX века несколько сот человек в Лондоне, превратилась ко времени его кончины в небольшую епархию из тридцати приходов и евхаристических общин по всей Великобритании». Однако за последние десять лет радикально изменился характер русского присутствия в Великобритании. Паства епархии, которая к началу 1990-х годов едва насчитывала три тысячи прихожан, пополнилась десятками и сотнями тысяч русских. Сегодня их общее количество по некоторым оценкам приближается к 600 тысячам.

«Им требуются священнослужители, понимающие их жизнь и их пастырские проблемы, способные принимать исповедь на их родном языке. Многие из них также желают сохранять тесные связи со своей родиной и надеются делать это, по крайней мере отчасти, с помощью Церкви. Для них, в отличие от предыдущих волн эмиграции, это возможно», — признает епископ Василий. Вместе с тем, из текста письма следует, что Сурожская епархия за прошедшее десятилетие не смогла справиться с этой задачей.

«Сейчас у нас серьезные проблемы, но это не национальные проблемы и не проблемы языка, — утверждают Ирина и Владимир фон Шлиппе, прихожане Лондонского собора. — Это проблемы, с которыми столкнулась обладающая собственной активной жизнью устоявшаяся православная община, подвергшись нападкам необычайно многочисленной группы православных неофитов из числа иммигрантов. У большинства из этих иммигрантов есть только ограниченный опыт церковной жизни в своей собственной стране, хотя у них может быть опыт посещения церковных служб».

Ну что же здесь причитать? Надо работать. И в самой России по сути была та же самая ситуация. Так, в Москве в конце 1980-х годов было всего 44 православных храма. Сегодня их более 700. Приходили точно такие же люди. С ними было сложно, приходилось практически с нуля организовывать катехизацию, священники сутками исповедовали, но и результаты постепенно появились. Работа с людьми — это основа церковного возрождения.

Святейший Патриарх в письме епископу Василию резонно замечает: «Понимаем, что встретились трудности. Но ведь многократное умножение русского присутствия произошло и в других зарубежных епархиях Московского Патриархата, также требуя усилий для сохранения единства и обеспечения духовного окормления разнородной и разноязычной паствы. Кому как не архиереям блюсти единство народа Божия».

Если же ничего не делать, а только причитать, что «они — совсем другие, чем мы», то проблемы решить невозможно. И епископ Василий, и часть духовенства и прихожан страстно желали, чтобы их церковная жизнь осталась «междусобойчиком», где все наслаждаются «духовностью» и «хранят наследие митрополита Антония».

О последнем тезисе стоит сказать подробнее. В письме духовенству и членам Епархиального собрания от 1 мая 2006 года епископ Василий фактически противопоставляет пастырские задачи по окормлению русских и интересы Сурожской епархии: «Совершенно ясно, что перед нами стоят две различные задачи, и их надо рассматривать раздельно. С одной стороны, существует большая потребность в пастырском окормлении недавно прибывших русских, и с другой, необходимость развития Сурожской епархии согласно принципам, заложенным митрополитом Антонием».

В последнее время главным в этом наследии считается стремление митрополита Антония построить поместную Православную Церковь в Великобритании. «Митрополит Антоний оставил нам огромное наследие, и я считаю, что нам следует делать все, что в наших силах, чтобы оно принесло плод в будущем. Часть этого наследия — его мечта о «поместном» Православии в Западной Европе», — утверждает в том же письме епископ Василий.

Однако мечта есть мечта — епископ Василий употребил очень точное слово. Это не конкретная программа, не задача на ближайшее будущее. Сам митрополит Антоний очень трезво оценивал перспективы. Но об этом чуть позже.

Есть в позиции епископа Василия и лукавство: митрополит Антоний никогда не связывал надежд на поместную Церковь в Великобритании с переходом его епархии в Константинопольский Патриархат. Более того, в трудные годы гонений на Церковь в России он оставался верен Русской Православной Церкви.

За последнее десятилетие многое изменилось в православной жизни Великобритании. Это касается не только Сурожской епархии. Значительно окрепли и расширились епархии других поместных Православных Церквей. Фиатирская епархия (Константинопольский Патриархат) насчитывает сегодня более сотни приходов, несколько викарных епископов, более ста человек духовенства. Свои епархии есть у сербов, румын, болгар и арабов. Непредвзятый взгляд на реалии церковной жизни показывает, что Сурожская епархия без монашеских общин и всего с 20 священниками и 30 небольшими общинами не может стать основой для формирования поместной Церкви.

Мечте митрополита Антония все еще не суждено сбыться: большинство общин сформировано по этническому признаку, и у них нет никакого стремления к объединению в поместную Церковь. Если бы стремление самого Сурожа к «поместности» было не декларацией, а реальной миссионерской программой, то были бы решены по крайней мере две задачи. Во-первых, широкое литургическое почитание кельтских и англосаксонских святых неразделенной Церкви. Во-вторых, серьезная, продуманная работа с англиканами, желающими принять православие.

Конечно, собор святых, на Вретанийских островах просиявших, есть в епархиальном календаре, совершаются паломничества к местным святыням. Однако все это складывалось стихийно. Да, есть несколько икон, несколько тропарей на английском, но на русском языке нет ничего.

В последние годы я не раз обращался к епископу Василию с просьбой представить документы о вретанийских святых в Синодальную комиссию по канонизации для внесения наиболее почитаемых из них в церковный календарь. Не стоило бы суетиться, если бы это было лишь формальностью, но почитание кельтских святых в последние годы появилось и в России. Фактически я передал епископу Василию просьбы многих православных из России. Казалось бы, это радостно, но Сурожская епархия ничего не сделала для широкого прославления своих святых.

Стоит вспомнить и 1994 год. После решения Англиканской Церкви о рукоположении женщин в епископы, та часть англикан, для которой церковное Предание было не пустым звуком, решила покинуть Англиканскую Церковь. Большая часть из них перешла в католичество, но несколько десятков общин обратились в Сурожскую епархию с просьбой принять их в Православие. Скажем прямо, Сурожская епархия не была рада, она испугалась: необходимы были серьезные программы катехизации, сложные политические и административные решения. Сурож всем жестко отказал, так же поступили и практически все прочие юрисдикции (работа уж очень сложная, да и с англиканами не хотелось портить отношения, боялись, как они отреагируют). В итоге одиннадцать общин составили благочиние Антиохийского Патриархата в Англии. А Сурож в конце концов принял одну общину, чтобы отвести от себя обвинения в отказе принять тех, кто стремился к Святому Православию.

Так судил Господь, что в декабре 2002 года я взял последнее интервью у митрополита Антония (см. ЦВ № 23, 2002). Похоже, многие о нем забыли. Между тем, его во многом стоит рассматривать как завещание. В нашем разговоре митрополит Антоний крайне сдержано отзывался о перспективах создания поместной Церкви: «Надо понимать: для того чтобы образовалась в Великобритании поместная Православная Церковь, должно пройти еще несколько десятилетий. Это будет не завтра, и осуществить это просто указом откуда-нибудь невозможно. Это должно органически случиться, а до этого надо, чтобы разные национальные Церкви осознали свое единство и захотели, чтобы это единство проявлялось в единстве общения. До сих пор это было невозможным. Это оказалось невозможным, потому что Константинополь претендует почти на папство и на то, что он должен иметь власть над всем; а другие Церкви — Румынская, Сербская и т.д. — еще являются эмигрантским началом и хотят называться национальными Церквами своих народов. Конечно, в этом их надо поддержать. И я говорю, что пройдет еще несколько десятилетий до того момента, когда все эти различные Церкви смогут соединиться воедино».

Епископ Василий считает, что, покинув Московский Патриархат и создав новую епархию «a la Rue Daru» в рамках юрисдикции, которая, по словам митрополита Антония, «претендует почти на папство», он быстрее достигнет цели. Патриарх Алексий в этом глубоко сомневается: «Предложение разделить вверенную Вам от Бога паству по национально-культурному признаку и «распределить» верующих по разным юрисдикциям очень огорчило меня. Владыка, речь ведь идет не о Вашей личной судьбе, а о том, сохранится ли церковное наследие митрополита Антония, продолжится ли дело его жизни. Ясно, что предлагаемый Вами выбор никоим образом не может приблизить перспективу рождения единой и многонациональной Поместной Церкви в Великобритании и вообще в Западной Европе, не может способствовать разрешению проблемы церковного устройства православной диаспоры, над которой десятилетиями трудились и трудятся вместе Поместные Церкви, включая представителей Константинопольского Патриархата. То, что Вы предлагаете — не просто шаг назад. Пойдя по пути умножения разделений, мы рискуем утратой церковного мира и стабильности во Вселенском Православии. А расплатой в конечном счете станут новые страдания паствы».

До сих пор не понятно, какая часть духовенства и мирян поддерживают епископа Василия. Не понятно, на каком основании, не проведя предварительных консультаций с ними, епископ Василий говорит от имени всей епархии.

Некоторые комментаторы пытаются представить конфликт в Сурожской епархии как противостояние консерваторов и либералов. Это не так. По сути дела это конфликт между теми, кто хочет сохранить «междусобойчик», и теми, кто настаивает на серьезной миссионерской и пастырской работе.

Нам нужны новые православные храмы в Великобритании там, где проживают русские люди, и их можно построить. Нужны священники, и новые общины смогут их обеспечить. Нужна серьезная программа духовного окормления русской диаспоры в Великобритании. Вместе с тем необходимо сохранить и укрепить те общины, которые совершают богослужение на английском языке. Преодоление кризиса связано в первую очередь с решением этих проблем.

 

  Сергей Чапнин  

«..Предыдущая статьяСледующая статья...»

№ 18(391) октябрь 2008


№ 19(392) октябрь 2008


№ 20 (393) октябрь 2008



№ 21 (394) ноябрь 2008


№ 20 (393) октябрь 2008




№ 18(391) октябрь 2008


№ 17(390) сентябрь 2008


№ 10 (383) май 2008





ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОЙ ПАТРИАРХИИ

Церковный вестник

Полное собрание сочинений и писем Н.В. Гоголя в 17 томах

 Создание и поддержка —
 проект «Епархия».


© «Церковный Вестник»

Яндекс.Метрика