№ 9 (382) май 2008 / Комментарии

Следующая статья...»

Принц Каспиан

Возможно ли экранизировать «Хроники Нарнии»? Говорят, сам автор неоднократно возражал против этого. Справедливое требование, учитывая уровень тогдашнего кинематографа. Наверное, кое-кто из читателей знаком с британской телеверсией 1980-х годов и может представить, что и за тридцать лет, лежащие между ней и книгой, дело сдвинулось не очень далеко. Но, говоря словами «Властелина колец», теперь «мир изменился». В современной реальности господствует образ, а слово, прозвучавшее с экрана, многократно усиливает свою власть.

После выхода масштабной трилогии «Властелин колец» положительный ответ на заданный в самом начале этой статьи вопрос был предрешен: созданный другом Дж.Р.Р. Толкиена мир самой знаменитой сказки ХХ столетия должен был ожить на киноэкране. Люси отправилась в гости к фавну, бобры заговорили, и весь мир увидел Аслана.

Что, казалось бы, плохого в том, что миллионы детей разных стран именно таким образом узнают о сказке Клайва Стейпла Льюса? Конечно, абсолютно ничего, если только «Хроники Нарнии» останутся той самой сказкой. Притчей, говорящей о Боге.

Выход первой части (первой, что была написана, и второй по хронологии) «Хроник Нарнии» обострил эти споры. Сохранили ли создатели религиозный замысел книги или, как того ожидали многие, «умело обошли»? Большие надежды возлагались на следующий фильм, который мог бы расставить все точки над «i». И вот спустя почти три года мы можем увидеть, в каком направлении движется мысль создателей киноэпопеи.

12 мая в кинотеатре «Октябрь» российское представительство «The Walt Disney Company» при участии газеты «Церковный вестник» и журнала «Фома» специально для московского духовенства и церковных журналистов устроило пресс-показ фильма «Принц Каспиан». Стоит отметить тот факт, что это был первый показ второй части «Хроник Нарнии» в России, и поблагодарить представительство компании Disney за решение пригласить на это мероприятие людей, чьи ожидания весьма предсказуемы. Ведь православная аудитория оценивает фильм не только с точки зрения того, как он сделан, но и с точки зрения его послания, его духовного содержания. Мы надеялись увидеть не просто красивые пейзажи, красивых актеров и красивые битвы, но и религиозный смысл событий. Мы мечтали хотя бы одним глазком заглянуть в настоящую Нарнию.

В обсуждении, развернувшемся после просмотра, сразу же вырисовались два полюса: консервативную позицию заняли те, кто хорошо помнил текст книги и сожалел о том, что часть сюжетных линий оригинального «Прица Каспиана» создатели фильма заменили новыми, придуманными. С точки зрения выступавших, фильм ничего бы не потерял, если бы автор сценария следовал бы книге дословно, а не нагружал бы повествование выдуманными батальными сценами.

Фильм достаточно динамичен, но добрая детская сказка превратилась в героическую историю для подростков, а не для ребят 8–10 лет, для которых, собственно, и писал свои книги сам К.С.Льюис.

Сергей Чапнин, ответственный редактор газеты «Церковный вестник», высказал сожаление о том, что фильм получился предсказуемо голливудским, и отметил, что из него пропала пасхальная радость, наполнявшая книгу, и мысль о торжестве над человеческими желаниями и поступками высшего начала: «В книге дети становятся королями и королевами по воле Аслана. В фильме же на первый план выведена человеческая слабость, а Аслан превращен в плюшевого мишку. Это печально».

Протоиерей Максим Козлов сказал, что первый фильм оставил у него более радостное впечатление и добавил, что автора улучшать не нужно: «В книге есть целый ряд вещей, которые достаточно хороши и кинематографичны сами по себе. “Принц Каспиан” — это неплохой фильм с небольшим налетом христианства. Это нечто вокруг сюжетов Льюиса, но это не Льюис. В первом фильме христианский контекст прочитывался легче. Здесь же оставлены только общечеловеческая нравственность и самые банальные истины: гордиться плохо, дружить — хорошо».

Отец Максим подчеркнул, что особенно ему не понравилась «физиологическая» сентиментальность последних сцен. «Неприятно, когда режиссер давит на определенные кнопки, добиваясь определенного эффекта, — сказал он. — У меня лично это вызывает психологический протест».

С этим согласился и корреспондент интернет-журнала «Татьянин день» Даниил Сидоров: «Абсолютно неорганично смотрится любовная сцена в финале, когда домысливается то, чего у Льюиса не было, и не могло быть, потому что это сказка, а в сказке недопустимо переступать за некий предел. В книге Каспиану 13 лет, в фильме — 17, а актеру, который его играет, — все 26. Это не маленький мальчик, которому предстоит стать королем, а взрослый юноша. Все эти формальности сильно влияют на сам дух произведения».

Несколько иное мнение высказал протоиерей Алексий Уминский, ведущий телепрограммы «Православная энциклопедия». Согласившись с критикой в адрес картины, он сказал, что считает, что до конца христианство из фильма все-таки не выхолощено. «В нашем мире не хватает героизма. Может, создатели немного переборщили, но, слава Богу, они показали настоящий рыцарский героизм, и показали его по-христиански, даже в тех сценах, которые напрямую и не опираются на текст.

Эти знаковые вещи обозначены очень четко, их нельзя не заметить, нельзя пропустить, на них нельзя не обратить внимание, они с очевидностью несут свой педагогический смысл. Таких фильмов практически нет. Мы такого кино снимать не умеем. Фильм “Остров” (с огромным вопросом о его настоящем содержании) единственный из тех, где вообще говорят о духовности. Здесь же для подростка, для современной молодежной культуры настоящие духовные ценности очевидны. Показано предательство, которое искупается, искушение, которое побеждается.

Все подмеченные неточности и недочеты не заглушают самого главного — христианского звучания этого фильма», — закончил свою мысль отец Алексий.

«Придя на голливудский фильм, стоит ли удивляться, что видишь фильм, созданный по законам Голливуда?» — задал вопрос библеист Андрей Десницкий и рассказал о том, как относятся к первому фильму далекие от Церкви люди. «Первый фильм очень понравился одной моей нецерковной знакомой, и я сказал ей что-то про его евангельские мотивы. Это ее очень удивило, и она задумалась. Меня поразило то, что, с точки зрения христианской миссии, эти фильмы — отличный способ донести до людей христианскую историю, которую они могут даже не распознать сначала, но все-таки в их голове она отложится», — сказал Андрей Десницкий.

Участники обсуждения отмечали, что создатели фильма обращались в первую очередь к зрителю, сформированному американской культурой. Пусть на первых порах зритель и читатель воспринимает «Хроники Нарнии» как добрую, захватывающую, интересную сказку. Посеянное в душе семя со временем даст свой плод, особенно, если однажды такому человеку попадется на глаза вдумчивый и серьезный аналитический комментарий.

Практическое значение фильма — стать подспорьем миссионеру, отправной точкой в разговоре с современником. Фильм, в котором рассказывается о том, что гордость это плохо, а дружба — хорошо, и что человек без Аслана (который является аллегорическим образом Христа) ничего сделать не может, — настоящая находка для православного миссионера.

Следующая статья...»

№ 12-13 (241-242) июнь 2002



№ 14-15 (243-244) август 2002


№ 23 (252) декабрь 2002 года.


№ 3 (256) февраль 2003 года.


№ 18(271) сентябрь 2003


№ 1-2 (278-279) январь 2004


№ 9 (286) май 2004


№ 10 (311) май 2005


№ 15-16 (316-317) август 2005


№ 19 (320) октябрь 2005


№ 20 (321) октябрь 2005


№ 13-14 (336) июль 2006


№ 11 (360) июнь 2007


№ 23(372) декабрь 2007


№ 9 (382) май 2008
Принц Каспиан


№ 13-14 (336) июль 2006



№ 18 (319) сентябрь 2005


№ 15-16 (316-317) август 2005


№ 13-14 (314-315) июль 2005


№ 10 (311) май 2005


№ 9 (286) май 2004








№ 1-2 (278-279) январь 2004



№ 22 (251) ноябрь 2002 года



№ 14-15 (243-244) август 2002




ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОЙ ПАТРИАРХИИ

Церковный вестник

Полное собрание сочинений и писем Н.В. Гоголя в 17 томах

 Создание и поддержка —
 проект «Епархия».


© «Церковный Вестник»

Яндекс.Метрика