№ 3 (280) январь 2004 / Святость

«..Предыдущая статьяСледующая статья...»

Живительный кладезь

После февральских событий 1917 года Россия пошла своим крестным путем на Голгофу. Смиренные чада Русской Православной Церкви воспринимали власть большевиков как попущение за свои грехи, и не сразу духовенство осознало истинное положение вещей в стране и тот приговор, который ему был уже вынесен. В наше время мы с болью и страхом находим себя в крайнем оскудении и блуждании в истине в этом жестоком мире и, осмысляя исторические события, понимаем, какое разорение мы допустили на Святой Руси. Но Господь проявляет Свою милость, открывая нам житие новомучеников. В этом и есть та живительная сила, которая дает нам возможность сомкнуть разорванную связь поколений. Статья подготовлена на основе доклада, сделанного на XII Рождественских чтениях.

Во многих епархиях страны ведется созидательная и крайне важная работа по выявлению репрессированных священнослужителей и мирян.

По благословению митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Владимира 15 декабря 2000 года была создана епархиальная Комиссия по канонизации, состоящая из 11 человек — священнослужителей, богословов, историков. Возглавляет ее профессор протоиерей Владимир Сорокин.

Канонизация новых святых происходит по решению Священного Синода, в который поступают документы из епархий. Все, кто сталкивается с этой работой, знают, сколь непросто иногда выносятся суждения о жизни или поведении на следствии пострадавших от репрессий православных христиан. Конечно, невозможно по одному следственному делу воссоздать глубинные процессы духовной жизни человека, но часто следственные документы бывают единственным свидетельством духовного подвига человека или его падения. Никто не вправе обвинять тех людей, кто принимал на себя вину, не выдерживая методов допросов, которые, как известно, в 30-е годы велись с пристрастием и особой жестокостью. Но мы не можем и не ценить подвиг тех, кто  несмотря ни на что не лжесвидетельствовал, а, претерпев все страдания до конца, поднялся на высоту подвига.

Отрадно, что некоторые священники нашей епархии благословляют называть родившихся младенцев именами новомучеников. В нашу Комиссию по канонизации стали поступать просьбы от родителей, желающих узнать житие и увидеть иконы новомучеников, имена которых носят их дети.

Нельзя не вспомнить сегодня первого российского новомученика Иоанна Царскосельского. Протоиерей Иоанн Кочуров — выпускник СПбДА, миссионер, служил в Америке, в городе Чикаго, где построил прекрасный православный храм. В 1906 году он вернулся в Россию, служил в Нарве, а в 1916 году был назначен настоятелем Екатерининской церкви в Царском Селе. 13 ноября 1917 года он организовал молебен о прекращении междоусобной брани. Мирный крестный ход не понравился обезумевшим солдатам, они схватили батюшку, избили его, а затем застрелили. Это был первый мученик среди русского духовенства. Отца Иоанна похоронили в его храме, а когда в 30-е годы церковь разрушили, на этом месте установили памятник «вождю мирового пролетариата» В.Ленину. В 1994 году протоиерей Иоанн Царскосельский был канонизирован, но этот памятник по-прежнему стоит на мощах священномученика.

Сщмч. архиепископ Иларион (Троицкий) скончался 28 декабря 1929 года в ленинградской тюремной больнице им. Гааза. Находясь в пересыльной тюрьме, владыка заболел сыпным тифом. Перед смертью его напутствовали и причастили, а сщмч. митрополит Серафим (Чичагов) добился выдачи тела мученика и погребения его на Новодевичьем кладбище Санкт-Петербургского Воскресенского монастыря. В 1998 году мощи сщмч. Илариона перевезли в Москву, а через два года его причислили к лику святых.

 По итогам работы нашей Комиссии после Юбилейного Собора было прославлено 20 новомучеников. Среди них — первый священномученик нашего города протоиерей Петр Скипетров. Он был убит 20 января 1918 года, когда революционные солдаты ворвались на территорию Александро-Невской лавры и потребовали освободить ее помещения. Отец Петр, как настоятель церкви в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость» (с грошиками) в Стеклянном поселке, в этот день был вызван к митрополиту Вениамину на прием. Войдя на территорию Лавры, он встретился с сыном, студентом семинарии, который предупредил отца о том, что здесь стреляют. Но пастырь не испугался и направился в покои владыки. Там он встретил солдат, угрожавших прихожанкам оружием, и попытался увещевать их, но в ответ раздался выстрел. Пуля попала ему в рот, раздробив нижнюю челюсть, и застряла в шее. Вечером этого же дня он скончался.

В 1994 году сотрудниками редакции журнала «Санкт-Петербургские епархиальные ведомости» удалось найти внучку отца Петра и совместными усилиями восстановить могилу мученика на Тихвинском кладбище Лавры. Протоиерей Петр Скипетров был канонизирован в 2002 году.

В 1998 году протоиереем Владимиром Сорокиным была освящена первая в нашем городе часовня в честь новомучеников и исповедников Российских. Она находится на Полтавской улице, около Феодоровского собора. Мало кому даже из коренных жителей нашего города известно, что здесь, на невских берегах, находится кусочек стены Московского Кремля. История этого удивительного места такова. В марте 1913 года вся Россия готовилась встретить юбилей — 300-летие дома Романовых. Известный петербургский зодчий Кречинский предложил проект ансамбля-памятника династии. В него должны были войти: фрагмент Кремлевской стены (в память о том, что в Москве династия правила почти 100 лет), храм Феодоровской иконы Божией Матери и величественная башня, а перед храмом предполагалось раскинуть площадь с памятником св. бл. кн. Александру Невскому. Заложил храм 5 августа 1911 года архиепископ Волынский Антоний. Освящение верхнего храма в честь Феодоровской иконы Божией Матери было совершено в 1913 году в присутствии царской семьи. Убранство храма-музея династии Романовых отличалось особой красотой и состояло из подарков дарителей. Ковры на ступеньки, ведшие к иконостасу, вышивали лучшие гимназистки Санкт-Петербурга. Были отлиты колокола с именами членов царской семьи. Предполагалось также собрать иконы всех святых, имена которых когда-либо носили русские цари и царицы. Нижний храм был освящен в честь св. кн. Александра Невского в 1920 году — уже при совсем иных обстоятельствах. Удивительно, как уцелел этот храм-мученик. Его не взорвали, как многие другие, но, закрыв в 1932 году, снесли купола, осквернили, разорили и превратили в молочный завод. До сих пор решение о передаче его Русской Православной Церкви не воплощено в жизнь.

С 1926 по 1932 год настоятелем этого храма был сщмч. архимандрит Лев (в миру — Леонид Михайлович Егоров). Выпускник Санкт-Петербургского университета, он успел окончить три курса СПбДА, когда началась Первая мировая война. В 1915 году он принял монашество, в 1919 стал организатором братства во имя св. Александра Невского. Подвергался арестам в 1922 (3 года ссылки), 1927, 1932 годах по делу братства и приговорен к 10 годам лагерей. Расстрелян в 1937 году. В июле 2003 года Священным Синодом архимандрит Лев (Егоров) был причислен к лику священномучеников.

Среди многочисленных имен пострадавших за Христа в Санкт-Петербургской епархии яркими звездами светят нам имена четырех святых петроградских новомучениц. Одной из первых на Юбилейном Соборе 2000 года была прославлена Анна Петровна Лыкошина, член Приходского совета Сергиевского собора. Она была арестована по делу Спасского братства 3 февраля 1924 года, а 11 октября 1925 года погибла в Соловецких лагерях.

3 декабря 1937 года была расстреляна мученица игумения  Тихвинская Иоанникия (Кожевникова). Родилась она 1 ноября 1859 года в Новгородской губернии. Окончив городское училище, Александра, так звали ее в миру, поступила в Тихвинский Введенский монастырь, где несла послушание 25 лет. В сан игумении она была возведена 8 сентября 1918 года (до революции женщин постригали в монашество только после 40 лет). После 1926 года монастырь был превращен в детскую колонию. Игумения, которой уже шел седьмой десяток, жила в маленькой келье на колокольне храма, но покидать обитель не собиралась, готовясь испить свою чашу страданий: она понимала, что обречена на гибель. Донос, формальный допрос, смертный приговор — вот что сохранила история из следственных документов игумении Иоанникии.

О жизни святой мученицы княжны Киры Ивановны Оболенской мы знаем гораздо больше. Она была представительницей 31-го колена Рюриковичей. Первая мировая война отняла у Киры Ивановны горячо любимых братьев, заставила остро прочувствовать временный характер земного бытия, заново осмыслить жизнь. Получив блестящее образование, она всю жизнь, вплоть до самой мученической кончины, работала учительницей. После революции это были обычные советские школы: на Лиговке, на станции «Поповка», училище на Бронницкой улице, завод «Треугольник».

Первый раз княжна Кира Оболенская была арестована 14 сентября 1930 года. Обвинение было связано исключительно с ее происхождением. На допросе Кира Ивановна открыто и спокойно говорила о своем отношении к советской власти: «Я не отношу себя к разряду людей, разделяющих платформу советской власти. Мои разногласия с Конституцией начинаются с вопроса об отделении Церкви от государства. Себя я отношу к “сергиевцам”, т.е. к людям, придерживающимся чистоты Православия. От единомыслия с направлением советской государственности отказываюсь. Я считаю себя обязанной быть лояльной к советской власти, потому что служу ей и тем самым имею некое материальное обеспечение… Должна заявить, что с моими воззрениями общественными и политическими я, естественно, не могу в советском духе нести общественной работы. С политикой советской власти в области сельскохозяйственной жизни страны не согласна. Раскулачивание считаю мерой несправедливой по отношению к крестьянам; карательную политику, как террор и пр., считаю неприемлемыми для гуманного и цивилизованного государства… Никаких контрреволюционных группировок, организаций или отдельных лиц, активно враждебно настроенных к советской власти, я не знаю, но одновременно заявляю, что называть какие бы то ни было фамилии, если бы речь шла об их причастности к политическому криминалу против советской власти, считаю недостойным себя, ибо знаю, что это в условиях советской действительности навлекло бы на них неприятности...»

Княжну объявили  контрреволюционеркой и осудили на пять лет лагерей. Интересно, что сестра вождя октябрьской революции Анна Ильинична Елизарова-Ульянова ходатайствовала об освобождении арестованной Оболенской, поскольку хорошо ее знала, цитирую: «как человека трудящегося со школьной скамьи… Теперь, когда она является единственной поддержкой старухи-матери, потерявшей во время мировой войны двоих сыновей, я поддерживаю ходатайство матери освободить ее дочь». Но заступничество не помогло, и арестованную этапом отправили в Кемь. В 1934 году К.И. Оболенская была досрочно освобождена и поселилась в Боровичах. 21 октября 1937 года она была вновь арестована и расстреляна 17 декабря 1937 года.

Трудно представить, сколь трагический путь, завершившийся венцом мученичества, пришлось пройти Екатерине Арской. При знакомстве с ее жизнью вспоминается житие многострадального Иова. Екатерина родилась 1 апреля 1875 года в семье петербургского купца, почетного гражданина города. Революция сломала привычную жизнь. Она потеряла все: в 1920 году от холеры скончался сначала ее муж — офицер царской армии и староста Смольного собора, а затем — пятеро их детей… Екатерина осталась без средств к существованию и находилась на грани голодной смерти. Но ее внутренний взор был обращен к Богу, и Господь не оставил верную дочь. Екатерина стала активным членом Александро-Невского братства, духовной дочерью его руководителя, будущего священномученика архимандрита Льва (Егорова), настоятеля Феодоровского собора. 18 февраля 1932 года, когда по городу прокатилась волна арестов городского монашества, она тоже была арестована. На следствии Екатерина Арская проявила удивительное мужество, не назвав ни одной фамилии. Три года концлагерей — таков был приговор. После досрочного освобождения она поселилась в Боровичах, но ее земные испытания не прекратились: в 1937 году — вновь тюрьма. Никакие пытки не заставили ее изменить вере. 17 декабря 1937 года она была расстреляна.

Смиренным несением своего креста в тяжелые годы гонений отмечены многие судьбы. Каждый святой дорог нам, но особую страницу в истории нашей епархии занимают образы этих русских женщин, которые покоряют нас глубокой преданностью вере и Церкви, любовью к своей несчастной Родине, тихим подвигом преображенной страданиями души.

«..Предыдущая статьяСледующая статья...»

№ 3 (280) январь 2004



Живительный кладезь


№ 5 (282) март 2004


№ 7 (284) апрель 2004


№ 9 (286) май 2004


№ 13-14 (290-291) июль 2004


№ 18 (295) сентябрь 2004


№ 3 (328) февраль 2006


№ 12 (361) июнь 2007


№ 13-14 (362-363) июль2007


№ 5(378) март 2008


№ 7(380) апрель 2008


№ 9 (382) май 2008


№ 13-14(386-387) июль 2008




№ 17(390) сентябрь 2008


№ 3 (280) январь 2004




ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОЙ ПАТРИАРХИИ

Церковный вестник

Полное собрание сочинений и писем Н.В. Гоголя в 17 томах

 Создание и поддержка —
 проект «Епархия».


© «Церковный Вестник»

Яндекс.Метрика